Главная

Археологическая карта Крыма

  RSS обновления   Главная   О проекте   Обратная связь  





Куру Баш.

 

Описание взято из работы: Гаврилов А.В. Округа античной Феодосии. – Симферополь: Азбука. – 2004, с. 29-33.

 

Памятник открыт в середине 30-х г. XX века О. Н. Бадером, который определил его как небольшое укрепление [Бадер, 1940. с. 154; Барсамов, 1957, с. 13; Гаврилов, 2001, с. 26]. Находится в 0,6 км к северо-западу от северо-западной окраины села Виноградного Феодосийской административной зоны. Располагается на вершине и северных, относительно пологих склонах высокого холма диаметром около 350 м, являющегося отрогом - останцем хребта Тете Оба. Самые высокие точки холма расположены по его периметру. В целом, холм напоминает подкову, обращенную концами к северу, его приблизительная высота от подножия до вершины составляет более 60 м. Общая площадь холма, включая его склоны, северное и южное подножье, составляет около 12 га. Поверхность холма и памятника задернована, поросла редким кустарником. В юго-восточном - северо-западном секторе холм имеет очень крутые склоны. У их подножия холм огибает глубокая обводненная балка, в которой есть два источника, не иссякающие даже в продолжительную жаркую погоду. С юго-западной и северо-западной сторон холма эта балка особенно глубока и густо заросла деревьями и кустарником. Несомненно, она выполняла функцию рва и вместе с крутыми склонами создавала труднопреодолимое препятствие для предполагаемого противника. С северной стороны у самого подножия холм также отделен от остальной территории небольшой балкой, впадающей в вышеуказанную обводненную балку. В целом, эти балки ограничивали холм и, соответственно, изолировали его от остальной территории, придавая ему вид укрепленния. На северных, относительно пологих склонах хорошо видны террасы, местами они имеются и на крутых, юго-восточных-юго-западных склонах.

Центральную часть северных склонов холма занимает относительно глубокое, корытовидное понижение, которое также имеет широкие террасы, нарезанные почти до самого подножия. С восточной стороны холм соединен с остальным массивом отрога узким перешейком, уровень которого ниже вершины холма. Непосредственно над перешейком на вершине холма, находится задернованный холмик высотой около метра, диаметром 10м, под которым, возможно, скрываются остатки башни. Данный холмик является самой высокой точкой укрепления. По перешейку проходит единственная тропа, ведущая на территорию холма. Чтобы попасть в крепость, нужно было пройти по перешейку, обогнуть подножие северо-восточного склона и выйти к подножию северных склонов холма. Здесь вход на территорию укрепления, очевидно. перегораживал частокол, образовывавший вместе с естественными препятствиями замкнутое пространство. Памятник расположен на вершине и северном склоне, однако амфорная керамика и бутовый камень попадаются и у его южного - юго-западного подножия, что указывает на существование здесь каких-то построек (селища) того же времени.

В 2001. 2002 годах на памятнике было заложено 12 шурфов, два из которых (№ 2, 8) были развернуты в раскопы [Гаврилов, 2002 а; Он же. 2003]. Они позволили судить о характере, последовательности и мощности культурных наслоений. При современном состоянии археологической изученности памятника можно только изложить свои наблюдения и сделать общие выводы. Шурфовки показали, что памятник многослойный и с перерывами неоднократно обживался - с эпохи поздней бронзы по третью четверть III в, н. э. Полученные материалы свидетельствуют, что какое-то поселение было здесь уже во второй половине IV в. до н. э. Во второй половине III в. до н. э. поселение на холме увеличивается и, возможно, укрепляется. Очевидно, тогда же начали террасировать северные склоны холма. Большие строительные работы (строительство зданий и пр.) были проведены во II в. до н. э., когда была проведена нивелировка поверхности некоторых террас, построены выявленные в раскопах, здания. Они использовались и в более позднее время, а окончательно были разрушены около середины-третьей четверти III в. н. э.

Мощность культурных наслоений на разных участках памятника различна. Так, на самых высоких точках холма и террасах, расположенных по его периметру, культурный слой невелик и составляет 1,5 - 0,25 м до уровня материковой скалы. Более мощные слои находятся на террасах в центре северных склонов холма, где располагалась часть построек и зольник. Специального зольника укрепление не имело, для сбрасывания золы и бытовых отходов использовалось естественное глубокое понижение в центре северного склона холма. Вследствие этого самые глубокие части понижения (тальвег) были засыпаны уже к I в. до н. э что значительно изменило первоначальный микрорельеф памятника и придало северному склону относительно пологий вид. Поэтому культурный слой в середине северного склона превышает 4 м- Археологический материал, полученный в результате шурфовок относится к середине IV в. до н. э. - середине III в. н. э. и, соответственно, отражает разные периоды жизни памятника.

Находки из верхнего слоя большинства шурфов (штыки 2-4) представлены фрагментами амфор второй половины II – первой половины III в. н. э.: роэоволиняных; красноглиняных с желобчатым венцом; мирмекийского и фанагорийского типа; с  воронковидным горлом; с высокоподнятыми ручками: светлоглиняных узкогорлых (тип Д по Д. Б. Шелову); стеклянных кубков; кувшинов; чаш; красноглиняных красно и буролаковых; кружек; красноглиняиых и краснолаковых мисок с полусферическим туловом, с вертикальным бортиком; тарелок краснолаковых; светильников с горизонтальной ручкой; блюд с горизонтально отогнутым венчиком и штампованным орнаментом на дне.

Лепная керамика представлена фрагментами лепных кухонных горшков, кружек, мисок. Среди лепной керамики верхних слоев выделяются фрагменты горшков с характерными налепами в виде дуговидных ручек-упоров, «омеговидными» налепами в нижней и верхней части ручек. Такую орнаментацию на керамике связывают с сарматами и датируют II - III в. н. э. Нужно отметить, что такая же керамика найдена на поселениях этого же времени (Алан Тепе 1) в Старокрымской долине [Гаврилов, 2003. с. 162]. Лощеной керамики мало.

Изделия специального назначения представлены, пряслами, так называемыми «хлебцами». Изделия из металла - монетами последней четверти III в. до н. э. [Анохин. 1986, с. 142, № 146]; бронзовой пряжкой, кольцом; бронзовыми фибулами I. II в. н. э., свинцовыми скрепками для соединения разбитых амфор и других сосудов; железными гвоздями.

В нижних слоях выделяется материал I в. до н. э. - I в. н. э. Он представлен фрагментами амфор: светло глиняных широкогорлых с двуствольными ручками (тип СI по С. Ю. Внукову); светлоглиняных широкогорлых с профилированными ручками (тип СIII по С.Ю. Внукову); красноглиняных, покрытых бурым ангобом, с двуствольными ручками; красноглиняных с ложнодвуствольными ручками. В это время гончарная посуда преобладает над лепной. К лагиносам II-I в. до н.э. относятся ручки в виде скрученной веревки.

Лепная керамика представлена фрагментами корчаг: горшков; мисок с высокими бортиками; тонкостенных чаш; кружек. Среди лепной керамики нижнего слоя выделяются фрагменты ручек от лепных кружек и кувшинов, изготовленные в виде веревки из трех перевитых жгутов, а также образцов, имитирующих такую веревку. иногда с шишечковидным налепом в верхней части. Они являются подражанием гончарным изделиям и датируются, соответственно, II - I в, до н. э. Аналогичная керамика происходит из Кутлакской крепости I в. до н. э. -I в. н, э, и ряда других укреплений феодосийской округи (Карасан Оба. Сары Кая, Биюк Янышар) и связывается с местным варварским населением [Ланцов, Юрочкин, 2001. с. 263]. Изделия специального назначения представлены грузилами для ткацких станков, жировыми светильниками или курильницами на ножке, кружками из стенок амфор.

В самых нижних слоях чаще попадаются фрагменты родосских амфор второй половины III - второй половины II в. до н. э., в том числе с клеймом эпонима Дамайнета, относимого к 180-150-е г. до н. э.[Шеллов, 1975. с, 49. №96]; колхидских [ IIIII в. до н. э.; гераклейских III в. до н. э.; синопских III -I в. до н. э.; так называемых мегарских чаш и чернолаковой посуды IV в. до н. э. Характер залегания культурных отложений показывает, что на укреплении неоднократно проводилась нипопировка поверхности и перепланировки. Для определении датировок нижних слоев и зерновых ям большое значение имеют находки синопских и родосских амфорных клейм, которые относятся, соответственно, к середине III и началу II в. до н. э.

Во II - I в. до н. э. и I - III в. н. э. на укреплении велось строительство из бутового камня. О последнем строительном периоде свидетельствуют сохранившиеся частично кладки и большие завалы бутового камня под дерновым слоем. У зданий были невысокие бесфундаментные стены шириной 0.6 - 0.8 м, выложенные в иррегулярной технике, на глиняном растворе. Жилые здания последнего периода, очевидно, имели глинобитные или камышовые кровли.

Находки в слое второй половины II! -1 в. до н. э. фрагментов черепиц, калиптера так называемого коринфского стиля и штукатурки (морской песок на известковом растворе) окрашенной розовой краской, показывают, что на территории укрепления были и общественные здания. В 2002 г. в раскопе № 2 был найден фрагмент известнякового тарапана с невысоким бортиком. Среди костей животных выделяются находки костей морских рыб и дельфинов вместе с материалами II - I в. до н. э., что указывает на связь жителей с морем, их рацион и, в некоторой степени, на их этническую принадлежность в то время.

На территории укрепления (главным образом, на юго-западных склонах и высоких точках по периметру холма) феодосийским коллекционерами найдены монеты: Боспора III в. до н. э., II - III в. н. э. [Анохин. 1986, с. 141, тип 133; с. 165, тип 618];

Диоскуриады [Голенко, 1974,0.68, №408]; Амиса, Каппадокии, Вифинии - конца II-начала I в. до н. э.; Рима - середины III в. н. э. Анализ нумизматических находок, фрагментов синопской и гераклейской амфорной тары, и клейм, чернолаковой посуды позволяет отнести возникновение данного памятника к середине IV в. до н. э., а прекращение жизни на нем к середине - третьей четверти III в. н.э.

Совершенно уникальная находка была сделана на памятнике Ю. В. Коровиным в феврале 2002 г. Почти у основания западного склона холма с помощью металлоискателя им была найдена бронзовая статуэтка сатира. Ее полная высота, очевидно, достигала 25 см, вес - чуть более килограмма (в современном состоянии соответственно - 21 см и 906,5 грамм). Она выполнена весьма реалистично, ее предварительно можно отнести к изделиям пергамской школы и датировать второй половиной III - II в. до н. э. Находка фрагмента тарапана свидетельствует о выращивании жителями укрепления винограда.

Возникновение укрепленного пункта в данном месте было связано с тем, что рядом проходила дорога из Феодосии в предгорья и степь. Сам античный город находился в 7,5 км южнее укрепления, а в 4,5 км западнее располагалось укрепление на хребте Биюк Янышар. Таким образом, данные укрепления во второй половине III в. до н, э. -I в. н. э, прикрывали Феодосию со стороны степи, предгорий и гор, а также выполняли функции охраны городской хоры, которая, судя по отсутствию в степной части Юго-Восточного Крыма аналогичных памятников, занимала в основном территорию хребта Тете Оба, а со стороны степи ограничивалась руслом речки Байбуги. Очевидно, в IV в. до н. э. в укреплении жили греки, а в III - II в. до н. э. - местное эллинизированное население. Похоже, ситуация меняется во время правления Митридата VI Евпатора в конце II - начале I в. до н. э., когда, судя по монетным находкам, в укреплении временно мог располагаться понтийский гарнизон.

Во II - III в. н. э. укрепление Куру Баш еще существовало, но жизнь здесь протекала не столь интенсивно, как в предыдущее время. Судя по характерной лепной керамике здесь жили представители сарматского этноса, которые, возможно, несли охрану сухопутных коммуникаций, ведущих к Карантинной горке, где находилась стоянка кораблей и какой-то административный центр управления и контроля над прилегающей местностью - Кафой.

В 50-е г. III в. н. э. германские племена готов и боранов вторгаются в Боспорские владения. Территория Европейского Боспора не пострадала, но контроль над западными границами был значительно ослаблен [Айбабин, 1996, с. 297] Судя по археологическим материалам, в это время прекратила свое существование Куру Баш - последняя крепость, прикрывавшая западные подступы к Феодосии. Больше она не восстанавливалась и, похоже, не заселялась.

 

Литература:

Гаврилов А. В. Округа античной Феодосии. – Симферополь: Азбука. – 2004. – 368 с., 106 ил.

 

Гаврилов А. В.Отчет по теме «Выявление исследование и систематизация археологических памятников Крымского полуострова», Крымский филиал НАНУ, 2005 г., составитель