Главная

Археологическая карта Крыма

  RSS обновления   Главная   О проекте   Обратная связь  





Кызаульский Маяк 1.

 

Памятник хоры Европейского Боспора. Поселение или группа сельскохозяйственных усадеб VI\V - IV- III - II вв. до н.э.

Является наиболее крупным поселением урочища Тюльпан. Оно расположено в 850 - 900 м к северо-северо-западу от маячного хозяйства и в 700 м к северу от берегового обрыва. Южная часть поселения распахана, а северная граница расположена под давно невозобновлявшейся пашней и сильно задернована сорняковыми травами. Восточная граница поселения вероятно примыкала к невысокой скальной гряде, являющейся отрогом водораздела. Этот отрог, вытянутый своей осью по линии север-юг, подступает с севера к каменстому береговому холму, на котором располагается маячное хозяйство. С севера граница вероятно примыкала к крупному скальному останцу на северном склоне и к линии отдельных небольших скалистых гряд и россыпей скальных пород на подошве водораздела, удаленных на 860-910 м от берегового обрыва. В линию этих гряд включен и один земляной “вал” высотой до 0.5 м и шириной до 3,0 м. Он прослеживается на длину до 100 м, своими оконечностями упираясь в крупные, высотой до 3,0 м, скальные останцы. Остатки этого вала различимы на аэрофотосъемке. Этот вал, вероятно, представлял собой межу или ограду поселенияоверхность рассматриваемого поселения Кыз-Аульский маяк I относительно ровная, подвержена периодической распашке.

Площадь памятника в целом около 12.5 га, площадь исследованной территории шурф 2х2 м.

 

Структура памятника:

1. Жилишно-хозяйственные постройки.

2. Обваловка или межевание земляными насыпями.

3. Возможны отдельно стоящие жилищно-хозяйственные комплексы (усадьбы).

В микрорельефе прослеживаются невысокие поднятия высотой до О,5 м и диаметром до 20-30 м, представляюшие собой либо остатки построек, либо образованные нечастой вспашкой отдельных каменистых участков долины. Однако этот факт не исключает, что каменистые участки могут включать в себе остатки построек: на поверхности встречаются отдельные дикарные известняковые блоки размером до 1,0-0,8х0,6х0,4-0,2 м, нехарактерные для почв этой части долины. Помимо этих всхолмлений в микрорельефе прослеживаются отдельные валообразные поднятия высотой до 0.3 м и шириной 2,0-3,0 м, вытянутые широтно. Один из “валов” прослеживается на длину 75-80 м, следы другого параллельного вала различимы 200-230 м южнее. Его высота достигает 0,3 - 0,4 м и отдельными участками он различим на длину около 450 м. Восточная оконечность этого вала упирается в гряду отрога, тянущегося в холму маячного хозяйства от гряды водораздела. Некоторые детали микрорельефа допускают наличие в долине и перпендикулярных береговой линии (меридианальных) “валов”, однако из-за современной влагозадержательной манеры вспашки они подверглись наибольшему разрушению. Распашка долины на месте поселения изобилует подъемным материалом и каменным бутом разрушенных построек.

В 915 м северо-западнее маяка в точке с наибольшей концентрацией подъемного материала в 1990 г. Голенко В.К. был разбит ориентированный по сторонам света разведочный шурф размером 2,0х2,0 м. В этой части поселения в микрорельефе прослеживается доквадратное в плане всхолмление, ориентированное по сторонам света, размером 60х70 м. По его периметру различимы следы валообразной насыпи, сохранившейся на высоту до 0,3 м. Особенно отчетливо виден “вал” у южной подошвы этого всхолмления, прослеженный на длину до 80 м. В целом, особенности микрорельефа позволяют предполать наличие здесь строительных остатков неукрепленной усадьбы с внутренним огороженным хозяйственным пространством.

Разведочным шурфом были вскрыты культурные напластования мощностью от 0,9 до 1.45 м и представленные тремя слоями, перекрывающие плотный материковый коричневатый суглинок с редкими белыми известковыми включениями (так называемая “глина-белоглазка”), хозяйственная яма грушевидной формы с устьем диаметром 1,15 м и диаметром придонной части около 1,30 м, впущенная в материк на глубину 0,50 м ( или 1.45 м от дневной поверхности), в заполнении которой были встречены: профильные фрагменты хиосских амфор [Зеест, 1960, табл. IV, 12 - 13] последней трети V в. до н.э., ручки амфор Менде (с так называемыми “рюмкообразными ножками”)[(по И.Б.Брашинскому)Зеест, 1960, табл. XI, 23,24] первых трех четвертей IV в. до н.э., а также стенки амфор и лепных сосудов, створки мидий и несколько фрагментов костей коровы. Мощность первого слоя составляет около 0, 32 м. Керамический материал в слое представлен донцем амфоры круга Фасоса (Менде) [Зеест, 1960, табл. VI,17 ] второй половины V во н.э., ручками амфор Менде [Зеест, 1960, табл. XI, 23,24] первых трех четвертей IV в. до н.э., венчиком хиосской амфоры [Зеест, 1960, табл. V, 14] IV - начала III в.до н.э., а также донцем чернолакового килика со штампованным орнаментом и венчиком лепного кувшина с насечками по краю венца. Вскрыты остатки стены и пристроенный к ним очаг. Сохранилось 1-2 ряда постелистой кладки, сложенной насухо из дикарных камней известняка, шириной 0.70 - 0,80 м. В северо-восточном углу шурфа к стене был пристроен очаг, сложенный из поставленных на ребро плоских известняковых плиток. Очаг был заполнен слоем мелких углей и золы мощностью 0,03-0,05 м.

Среди керамического материала встречены профильные фрагменты амфор Хиоса [Зеест, 1960, табл. V, 14] IV - начала III во н.э.,, Менде [Зеест, 1960, табл. XI, 23,24] первых трех четвертей IV в. до н.э., Солоха I [Зеест, 1960, табл. XV, 32] первых трех четвертей IV в. до н.э. и Гераклеи [Зеест, 1960, табл. XXII, 43 - 45] второй половины IV - начала III вв. до н.э., а также ручки сероглиняных и красноглиняных кувшинов, венчики лепных горшков с насечками по краю и край боспорского калиптера окрашенного красным лакообразным покрытием.

Среди находок в поверхностом слое встречены профильные фрагменты амфор типа Солоха I [Зеест, 1960, табл. XV, 32] первых трех четвертей IV в. до н.э., хиосских, включая сосуды с так называемыми “колпачковыми” доньями) [Зеест, 1960, табл.V, 14] IV - начала III в. до н.э. , и гераклейских амфор [Зеест, 1960, табл. ХXI, 43 - 46] IV - начала III в. до н.э. IV - начала III в. до н.э., амфор Синопы [Зеест, 1960, табл. XIII, 28 -30] второй половины IV - III в. до н.э., кольцевой поддон сероглиняного кувшина. В целом, материал датирует слои временем от второй четверти V до III вв. до н.э.

Представленный подъемный материал позволяет полагать, что поселение Кыз-Аульский маяк I возникло на рубеже VI-V вв. до н.э. и его жизнь наиболее активно протекала в период до второй половины III в. до н.э. К рубежу тысячелетий относятся фрагменты светлоглиняных широкогорлых амфор с двуствольными ручками [Внуков, 1988; Зеест, 1960, табл. XXVI, 61] довольно редкие для памятников в окрестностях горы Опук, располагающих слоями этого времени. Амфоры этого типа относятся ко второй четверти I во н.э.- середине I в.н..э.

 

Важнейшие находки.

 

К числу наиболее ранних экземпляров амфорной тары, собранных на распашке поселения, следует отнести следующие фрагменты. Фрагменты красноглиняных амфор с т.н. “усеченно-конусными” или “стаканообразными доньями” [Зеест, 1960, табл. III,9] третьей четверти VI - начала V вв. до н.э. К другой группе находок относятся фрагменты ранних вариантов хиосских пухлогорлых амфор, декорированных полосой красного лака, нанесенного по краю венца и на внешнюю поверхность ручки [Зеест, 1960, табл. III,10; Абрамов, 1993, С.5, тип 2.5 и 2.6] третьей четверти, конца VI и второй четверти V вв. до н.э. и более поздние варианты пухлогорлых хиоских амфор, раскраска на которых уже отсутствует. На распашке культурного слоя также найдены венчики и ручка амфор на так называемом сложнопрофилированном кольцевом поддоне группы А [Абрамов, 1993,2.34,2.37] или протофасосские по классификации И.Б.Зеест [Зеест, 1960, табл. VI, 15] последней четверти VI - начала V вв. и второй четверти V вво н.э. Многочисленную группу находок составляют фрагменты хиосских амфор конца VI - V вв. до н.э.

Амфорная тара второй половины V в. до н.э. - последней четверти V в. до н.э. в числе находок представлены фрагментами амфор Хиоса [Зеест, 1960, табл. III,11, 13] и круга Фасоса или Менде [Зеест, 1960, табл. VI,17 ].

Основная же масса находок на распашке поселения принадлежит к амфорной таре IV-III вво н.э. и предсталена профильными фрагментами хиосских амфор с так называемыми “ колпачковыми” доньями, [Зеест, 1960, табл. V, 14] IV - начала III в.до н.э.; мендейских амфор с так называемыми “рюмкообразными”[Зеест, 1960, табл. XI, 23,24], первых трех четвертей IV в. до н.э., красноглиняных амфор типа найденных в кургане Солоха - Солоха I [Зеест, 1960, табл. XV, 32] и Пепарета I (Солоха II) [ Зеест, 1960, табл. XVIII -XX, 35] первых трех четвертей IV в. до н.э.; так называемых амфор “круга Фасоса” [Зеест, 1960, табл. VII, 19] IV - начала III вво н.э. и амфор синопского производства первых двух четвертей, конца IV и начала III во н.э. [Монахов, 1992, II а, П с, IIIa]. В числе находок встречены и фрагменты местной амфорной тары, производившейся в Пантикапее в конце IV- начале III вв. до н.э. [Зеест, 1960, табл. ХVII, 34б]. На поселении была собрана небольшая коллекция керамических клейм, главным образом, синопских. Наиболее ранним является клеймо астинома Попоса (?) 1 группы. Кроме того, встречены клейма астиномов Микрия (ок. 303 г. до н.э.), Каллисфена (ок. 291 г. до н.э.), Посия (ок. 261 г. до н.э.) и ряд неопределимых плохой сохраннности, предположительно 1-й половины III в до н.э. Помимо синопских клем были встречены: анэпиграфное родосское клеймо, неопределенное родосское клеймо предположительно конца IV в. до н.э., книдское клеймо плохой сохранности и клеймо неопределенного центра (возможно Книд) с изображением плющевого листа, внутри которого расположена аббревиатура ЕР.

 

История исследования:

 

Поселение Кыз-Аульский маяк I было выявлено Южно-Боспорской экспедицией (рук. Голенко В.К.) в 1990 г., но, вероятно, было известно и ранее. Несовпадение его координат с более ранними описаниями не позволяют утверждать это с полной уверенностью. Судя по единственно сохранившейся после войны аннотированной карте разведочного отряда Боспорской экспедиции 1936 г., опубликованной позже В.Ф. Гайдукевичем (1959, С.211-214), впервые это поселение могло быть обнаружено этим отрядом. Описывая поселение, В.Ф. Гайдукевич отмечает: "Далее на юго-запад, близ кыз-аульского маяка, на прибрежной равнине, приблизительно в 3ОО м от моря, сохранились признаки неукрепленного поселения. На площади не менее 3 га прослеживается распространение подъемного материала и культурного слоя, насыщенного золой и мелким камнем, очевидно от разрушенных жилищ. С поверхности селища собраны обломки античных амфор (есть ручки синопских амфор с клеймами), обломки красноглиняной посуды, в том числе рыбных блюд. По всем данным селище существовало уже в эллинистическое время" (Гайдукевич, 1959,С.214). Приведенные сведения требуют серьезных уточнений. Поселение расположено не в ЗОО м от берега, а значительно дальше. Центр пятна распашки культурного слоя, вытянутого на длину до 8ОО м по линии восток - запад и около 6ОО м по линии север - юг, расположен в 85О м северо-западнее маяка и в 65О м к северу от береговой линии, что достаточно отличается от приведенных В.Ф.Гайдукевичем координат. Кроме того, трудно согласиться с В.Ф. Гайдукевичем в том, что это поселение, если речь действительно идет об одном и том же объекте, представляло собой неукрепленное поселение. В микрорельефе на северной и южной границе нами прослежены остатки валов: южный, тянущийся параллельно линии берега, прослеживается в виде валика высотой до О,5 м на длину до 35О м, от северного остались маловыразительные участки, которые, однако, включены в линию невысоких скальных останцев, ограничивающих поселение с севера.

 Не исключено, что исследованиями В.Ф.Гайдукевича была зафиксирована южная граница распространения материала с рассматриваемого поселения или остатки одного из комплексов, располагавшегося на южной границе поселения Кыз-Аульский маяк I, составляя с ним единое целое. Следы этого комплекса, действительно расположенного в 200-230 м к северу от береговой линии и в 670 м к северо-западу от маяка, отчетливо прослеживаются в микрорельефе в виде всхолмления подквадратной формы площадью 40х50 м и высотой 0,5 -0,6 м. Постройка была ориентирована почти по сторонам света. С севера и запада к линзе комплекса примыкают валообразные поднятия высотой до 0,5 м и шириной 2,5 - 3,0 м. Оконечности этих валообразных поднятий оказались разрушенными вспашкой, однако сохранившиеся участки валов можно проследить на длину до 45-50 м. Валы, вероятно, земляные и они могли являться границей надела или оградой комплекса. На всхолмлении комплекса, вокруг выхода на дневную поверхность отдельных камней был собран разнообразный керамический материал, представленный профильными частями: хиосских амфор IV в. до н.э., амфор Синопы, Гераклеи, Коса и Херсонеса. Приведенные материалы позволяют датировать рассматриваемую постройку IV - II вв. до н.э. Аналагичный комплекс со сходным набором поъемного материала был зафиксирован и возле берегового обрыва в 150-180 м юго-западнее комплекса “объект № 8 отчета ЮБАЭ” в 650 м к западу от маяка и в 30 - 35 м от берегового обрыва. Остатки этой постройки также прослежиаются в микрорельефе в виде подквадратного всхолмления, ориетнированного по сторонам света и размером 30-32х48-50 м. Поверхность всхолмления сильно задернована, однако на дневной поверхности есть выходы отдельно стоящих камней дикарного известняка, площадь вокруг комплекса подвержена распашке. В 30 - 35 м к западу от комплекса прослеживается аналогичное складкообразное земляное поднятие высотой до 0,3-0,4 м и шириной 2,5 - 3,0 м. Этот вал, частью распаханный, тянется по направлению с севера на юг более чем на 80 - 100 м, однако в береговом обрыве его профиль не читается. Есть основания полагать, что в этой долине располагалась группа усадеб, с запада прикрытая грядой Кызаульского мыса, с севера - скальными останцами, а внутри земляными валами.

 

Источник описания: Отчет по теме «Выявление исследование и систематизация археологических памятников Крымского полуострова», Крымский филиал НАНУ, 2005 г., составитель В.К. Голенко.

 

Литература:

Голенко В.К., Горлов Ю.В., Усачева О.Н. Отчет о работах Южно-Боспорской археологической экспедиции ИА АН СССР в 1990 г. - Архив ИА РАН.

 

Гайдукевич В.Ф. Некрополи некоторых боспорских городов (по материалам раскопок 193О-х годов // Некрополи боспорских городов. МИА, № 69. М.-Л-д.