Главная

Археологическая карта Крыма

  RSS обновления   Главная   О проекте   Обратная связь  





Киммерик

 

Городище Киммерик расположено на трех прибрежных холмах, между западным склоном горного массива и соленым озером Элькен (или Кояш). Памятник относиться к “Малым” городам Боспорского государства. Государственный учетный номер: 1220-Н (Киммерик и его хора).

 

Хронология памятника V в. до н.э. - начало IV в.н.э.; ранее средневековье. Площадь памятника в целом около 4,5 га, площадь исследованной территории 500 кв.м.

 

В структуру памятника входят.

Объект 1. Остатки крепостных куртин, жилая и хозяйственная застройка.

Объект 2. Сигнальные пункты, стена, ограждающая приморскую портовую часть городища.

Обект 3. Жилищно-хозяйственный комплекс “Мукодельная мастерская”.

Объект 4. Жилищно-хозяйственный комплекс “Береговой”.

Объект 5. Жилищно-хозяйственный комплекс “Подвал с пифосами”.

Объект 6. “Портовая или Западная” стена.

 

Объект 1. Центральная часть города (I - III вв.н.э.) находилась на втором от моря, ‘Большом’ холме, окруженном своеобразной стеной-оградой. Она выложена грядой из больших камней различной величины, грубо отесанных только с внешней стороны.

Аналогичная стена, укрепленная башнями, защищала город и с северной стороны, где она пересекала лощину между холмами и склоном Опука. Ее остатки ныне прослеживаются лишь в обравках и в микрорельефе. Остатки линзы помещения приблизительно 4 на 4 м, обрамленной отдельно стоящими глыбами, которое можно предположительно отождествить с одной из “пяти башен” городища, расположенной на предполагаемой линии стены, обнаружены на восточном склоне этой лощины. Подъемный материал, собранной в линзе этого помещения, впущенного в скалистый грунт, и вокруг него, пока не позволяет датировать этот объект временем ранее II-III вв.н.э. - здесь были собраны фрагменты амфорной тары позднеантичного и, главным образом, раннесредневекового времени.

Объект 2. На юго-западной границе городища, на скалистом мысу, обрывающемся к песчаной косе между озером и морем, располагался небольшой маячный пост или небольшая приморская башня. Ее следы в виде подтески скалы под кладку небольшой башни, размерами не более 3 на 4 м, нескольких вырубленных ступеней, ведших к ней, прямоугольной ниши для сигнального костра и углублений для фиксации защитных экранов различимы на поверхности скалы.

Объект 3. “Мукодельная мастерская”, расположена на северо-западном склоне приморского т.н.”Змеиного” холма (Зеест, 1950, С. 98, рис. 42). Центральная часть комплекса представляла собой мощеный дворик (вскрытая площадь 5.80-6.00 х 2.60-4.60 м), с востока ограниченный подпорной стеной, к которому примыкали (террасообразно с учетом рельефа склона) минимум три помещения с глинобитными кровлями (Зеест, 1950, С. 97). Одно из помещений сообщалось с двором каменной лестницей. В помещении Б комплекса (вскрытая площадь 3.60 х 5.20 м) были обнаружены каменные ступы, жернов и рабочий столик, а также ручная зернотерка. Это “производственное” помещение, имевшее выход и окно во двор, сообщалось с другим помещением, в котором не были встречены орудия труда (раскопанная плащадь помещения (5.55 х 3.75 м). Раскопками было вскрыто и зернохранилище, расположенное в помещении, “почти полностью” вырубленном в материковой скале и примыкающее к дворику с юга. Постройки комплекса были возведены на рубеже веков и погибли в пожаре середины III в.н.э.

Объект 4. Комплекс “Берегового” раскопа имеет сходную с мукодельной мастерской планировку, состоящую из хозяйственного дворика (вскрытая площадь около 160 кв.м), в котором и располагались многочисленные хозяйственные ямы, “не менее трех комнат” (раскопанной площадью 4,10 х 3.10; 4,00 м и более х 3,60 м; и 2.20 х ? м), примыкающих к двору и имевших смежную планировку (часть комплекса обрушилась в море).Толщина стен варьирует в зависимости от их функционального назначения - от 1.20 до 0.75 м. В целом, наиболее распространенным модулем является толщина стен около 0.80 м. Ряд камней кладок имеет следы легкой обработки, но, в основном они сложены из дикарного известняка. Дверные проемы помещений, как правило, выполнены из хорошо оттесанных и аккуратно подогнанных блоков. И.Т.Кругликова датирует сооружение этого комплекса I в.н.э.

Объект 5. Комплекс с подвалом, расположен чуть выше по склону от мукомольной мастерской. Он представлял собой небольшой мощеный камнем (раскопанная площадь 5.20 х 2.80 м) дворик, также ограниченный подпорными стенами с севера и востока, полуподвальное помещение с некогда врытыми в землю пифосами боспорского производства. Собственно жилое помещение, от которого остался лишь пол и восточная стена, также почти полностью вырублен в скальном массиве. Трещина бокового отпора почти полностью обезобразила полуподвальное помещение и часть двора, другие постройки, а позже они были полностью разобраны на камень и частично обрушились в море. Комплекс бытовал во II - 1 половине IV вв.н.э., а оползневые процессы начались буквально с первых лет после его сооружения.

Объект 6. П. Дюбрюкс считал Кояшское озеро не достаточно глубоким для корабельной стоянки (Дюбрюкс, 1858, С.81). Однако все последующие исследователи Киммерика безоговорочно приняли точку зрения Бларамберга, не подкрепив ее убедительными доказательствами. Их внимание привлекла двухпанцирная стена, расположенная на пересыпи между Кояшским озером и Киммериком. “Длина этой стены - пишет де Брюкс - 15О сажень, а толщина 4 аршина,...во многих местах высота стены простиралась до одного аршина”, в других местах она оказалась разрушенной до фундамента (Дюбрюкс, 1858, С.79). Назначение стены не совсем понятно, хотя если допустить расположение гавани в Кояшском озере, она могла защищать портовую часть города. И.Б. Зеест датировала стену римским временем и считала, что “порт и гавань прекратили существование в начале нашей эры, когда образовалась пересыпь и залив превратился в мелководное соленое озеро” (Зеест, 195О, С.1О2). В этом случае мы должны признать, что Анонимный автор перипла предоставил для мореплавателей II или V в.н.э. ложную информацию. Позже И.Т. Кругликова предположила, что перемычка, отделяющая озеро от моря, появилась в позднеантичное время (Кругликова, 1975, С. 18). Однако необходимо отметить, что местоположение береговой линии непрерывно изменялось и в античную эпоху она имела иной вид, нежели сейчас. Ее перемещение во времени и в пространстве связано с эвстатическими колебаниями уровня моря, тектоническими движениями и абразионно-аккумулятивными процессами.

Пересыпь Кояшского озера состоит из молодого и старого песчано-ракушечного вала (Таблица II). Старая часть пересыпи делит озеро на две части. Валы построены из раковинного детрита и створок моллюсков, населяющих береговую зону Черного моря во второй половине голоцена. Они формировались в море и не могли возникнуть в акватории озера.

Внешний облик и строение пересыпи свидетельствуют о ее образовании в два этапа. Сначала появился старый песчано-ракушечный вал, соединивший г. Опук с г. Приозерной. Он отделил от моря более крупную восточную часть акватории Кояшского озера и оно превратилось в соляное озеро. Пересыпь Кояшского озера является типичным береговым баром. Оба вала вышли из воды соответственно в начале фанагорийской и корсунской регрессий, отделив от моря сначала восточную, а затем западную часть акватории Кояшского озера.

На поверхности старой части пересыпи находятся остатки каменной двухпанцирной стены, которая вытянута с ЗСЗ на ВЮВ между берегом Кояшского озера и подножьем юго-западного склона г. Опук. Часть стены, ранее примыкавшей к городищу разобрана местными жителями (Марти, 1928, С.3; Кругликова, 1958, С.221) и размыта морем. В настоящее время сохранился отрезок длиной 165 м и шириной около 2,О м, который упирается в берег Кояшского озера.

Разведочным шурфом авторов был вскрыт небольшой отрезок стены в 16О м от озера и в 11О м от моря. Кладка глыб известняка покоится без фундамента непосредственно на стерильных морских детритусово-ракушечных отложениях пересыпи. Пересыпь перекрывают и прислоняются к стене зеленовато-серые, а затем темно-серые озерно-лиманные илы с включением раковинного детрита общей мощностью О,7 м. В их средней части найдены неокатанные фрагменты стенок лепных сосудов, позднебоспорских и раннесредневековых амфор (III- VI\VII вв. н.э.). Илы перекрываются маломощным стерильным морскими и эоловыми желто-серыми детритусово-ракушечными песками с включениями гальки.

Артефакты, обнаруженные в отложениях, прислоненных к стене, свидетельствуют о том, что она была сооружена не позже III - VI вв. н.э. и, вероятно, не ранее рубежа тысячелетий.

Стена не заканчивается у берега Кояшского озера. Она прослеживается на дне Кояшского озера на еще 75 м до глубины О.8 м. Глыбы известняка лежат на морских детритусовых песках озерного склона пересыпи и перекрываются черными озерными илами мощностью О.7 м. В 15О-2ОО м от берега озера мощность илов, судя по зондированию мерным штырем, превышает 1,5 м. Согласно А.И. Дзенс-Литовскому, для накопления полутораметрового слоя илов в подобных условиях требуется около 1ООО лет. Все это позволяет с определенной долей уверенности предположить, что стена, построенная на новочерноморских отложениях старой пересыпи, была подтоплена водами Кояшского озера и частично погребена под илами во второй половине нимфейской трансгрессии - в позднеантичное и раннесредневековое время.

После сооружения стены уровень моря, а следовательно и озера, поднялся как минимум на 1,5 м и в финальную стадию нимфейской трансгрессии располагался даже на О,8-1,О м выше современного уровня.

Предшествующие исследователи Киммерика полагали, что стена соединяла порт с городом и защищала портовую гавань ( Бларамберг, 1848, С.11; Марти, 1928, С.2-3; Зеест, 1949, С.95; Кругликова, 1958, С.222 сл.). При этом a priori принималось, что гавань города находилась на месте современного Кояшского соляного озера. Однако еще до греческой колонизации этого региона, которая началась, вероятно, не ранее рубежа VI-V вв. до н.э., и в момент возникновения Киммерика пересыпь уже отделила восточную часть бухты и здесь образовалось мелководное озеро.

Версия о связи стены с портом базировалась на необычной ее ориентировке - стена почти вытянута вдоль современной пересыпи. Во время ее сооружения пересыпь имела вид дуги, протянувшейся между г. Опук и г. Приозерной. Стена перегораживала эту дугу почти поперек от озера до моря, защищала Киммерик с западной стороны и имела, скорее всего, чисто оборонительное значение.

В начале нимфейской трансгрессии, когда был основан Киммерик, уровень моря находился на несколько метров ниже современной отметки, и вся прибрежная полоса являлась сушей, поэтому не было необходимости в сооружении небольшой оборонительной стены. Потребность в ней появилась в первые века н.э., когда уровень моря приблизился к современному. Тогда к Киммерику с запада вела единственная дорога - по узкой пересыпи озера. Для защиты города с этой стороны и была возведена эта стена. При дальнейшем подъеме уровня моря в позднеантичное и раннесредневековое время стена оказалась частично затопленной водами Кояшского озера.

Во время основания города (предположительно во второй четверти V в. до н.э.) уровень моря был ниже современного и, естественно, конфигурация береговой линии была совершенно иной - она находилась южнее современной на несколько сотен метров. В то время на месте Кояшского озера располагалась балка, перегороженная между г. Опук и г. Приозерная песчано-ракушечной новочерноморской пересыпью. При этом не исключено, что ручей или временные водотоки могли образовать у этой плотины небольшое озеро, обеспечивавшее население эллинистического Киммерика пресной водой.

В эпоху поздней бронзы и раннего железа, а также в античный период пересыпь использовалась как дорога, связывающая противоположные берега Кояшского озера. Вероятно не случайно у краев пересыпи располагались стоянки эпохи поздней бронзы - культурный слой одной из них на месте Киммерика частично вскрыт И.Б. Зеест, вторая стоянка была обнаружена Южно-Боспорской экспедицией у подножья г. Приозерной.

Подъем уровня моря во время второго этапа нимфейской трансгрессии, совпадающего с периодом поздней античности, сопровождался затоплением низменной суши с береговыми постройками эллинистического Киммерика, восстановлением за новочерноморской пересыпью соляного озера. На юго-восточном берегу озера, вблизи уреза, сохранились аморфные следы какой-то, предположительно эллинистической, постройки.

В это же время на месте западной части современного Кояшского озера находилась бухта треугольной формы, вдававшаяся на 1 км. в сушу. Эта бухта была прикрыта от северных ветров г. Приозерная, от восточных - массивом г. Опук, а от западных - береговым обрывом до 5-6 м высотой. Она могла быть одним из мест якорной стоянки городища Киммерик первых вв. н.э. Вероятно поэтому на старой пересыпи, разделяющей озеро на западную и восточную части, иногда встречаются неокатанные фрагменты амфорной тары позднеантичного и раннесредневекового времени. Небольшое количество подъемного материала, среди которого попадаются фрагменты керамики IV-III вв. до н.э., можно объяснить размывом песчано-ракушечной перемычки сначала штормовыми волнами, а затем водами нагонов. Однако не исключено, что часть фрагментов более ранней амфорной тары эллинистического времени, обнаруженная преимущественно у южного берега г. Приозерной, попала сюда в результате смыва культурного слоя со склонов этой горы.

В заключительный этап нимфейской трансгрессии, когда темп подъема уровня моря замедлился, у входа в бухту образовался новый песчано-ракушечный подводный бар. Во время корсунской регрессии - в период раннего средневековья - он превратился в береговой бар-пересыпь, который отделил от моря западную часть Кояшского озера и нарастил восточную часть старой пересыпи. Одновозрастная с молодой пересыпью нимфейская морская терраса высотой до 2,5-2,7 м над уровнем моря сохранилась в нескольких пунктах побережья Опука. В основании почв, перекрывающих одну из них, обнаружены крупные неокатанные фрагменты стенок амфор причерноморского типа VIII-IX вв. н.э. Этот факт еще раз подтверждает, что максимум нимфейской трансгрессии приходится на середину - начало второй половины нашего тысячелетия.

Штормовые волны забрасывают гальку и валуны на прибровочную часть нимфейской террасы - на 2-2,2 м выше уреза. Вероятно максимальный уровень моря в фазу нимфейской трансгрессии (римское время - раннее средневековье) превышал современный не более, чем на О,5-1,О м. Эта отметка близка к высоте кровли озерных илов, прислоненных к оборонительной стене на пересыпи у Киммерика.

Таким образом, береговой бар - пересыпь и Кояшское соляное озеро образованы в два этапа. В начале фанагорийской регрессии - в эпоху поздней бронзы - от моря отделилась восточная, а в начале корсунской регрессии - в раннем средневековье - западная часть акватории озера. Поздней якорной стоянкой Киммерика в римское время могла служить бухта на месте западной части современного Кояшского озера.

 

Современное состояние:

Объекты 3-5 разрушаются береговой абразией. Находится в режиме Опукского природного запаведника.

 

Письменные источники, касающиеся памятника:

Анонимный автор Перипла Понта Эвксинского [Anon. PPE, 76]; Страбон в ошибочном изложении [Strabo, XI,11,5].

 

История исследования:

Первое предположение о том, что развалины древних укреплений античного города на склонах и на плато горы Опук принадлежат боспорскому городу Киммерику высказал известный российский исследователь и путешественник Петер Симон Паллас (1741 - 1811).

Первое детальное обследование древностей горы Опук принадлежит известным российским исследователем П.АДюбрюксу. Он посещал Киммерик несколько раз: в 1817, 1818, 1819, 182О-х, 1830 гг., где проводил разведки, небольшие раскопки и планиграфические съемки П.А.Дюбрюксом были составлены и первые планы построек, “уцелевших на западном склоне горы Опук. В 1818 и 1820 годах он производил раскопки “гробниц” на некрополе Киммерика, который располагался, вероятно, на северной окраине городища. Ориентировочно в период между 1821 и 1830-м годами П.А.Дюбрюкс, помимо эпизодических раскопок на Опуке, занимался здесь съемкой планов городищ и оборонительных сооружений. Другие небольшие раскопки в 1824 и 1827 годах Дюбрюкс провел на городище Киммерик на западном склоне горы, в ходе которых был выявлен водоем-цистерна с выложенной разноцветной галькой дном.

П.А.Дюбрюксу также принадлежат ряд важных наблюдений в области исторической топографии древностей Опука - так, например, он четко разграничил городище на западном склоне горы Опук (городище Киммерик) и “акрополис” на вершинном плато этой горы, считая их разными строительно-архитектурными комплексами.

Совместно с Дюбрюксом исследования на горе Опук проводил и первый директор Керченского музея И.П.Бларамберг.

Значительные топографические изыскания на Опуке проводились в 1852 году, когда подполковником Рябовым для издания “Древности Боспора Киммерийского” был выполнен план горы Опук и расположенных на ней объектов.Более в XIX веке археологические исследования на Опуке не проводились.

Лишь спустя почти целое столетие небольшие исследования на горе Опук были возобновлены. В 1927 г. экспедиция Керченского музея, возглавляемая его директором - Ю.Ю.Марти, лишь в течение одного полевого сезона продолжила обследование района от Киммерика до Акры, где провела и разведочные раскопки. На городище Киммерик экспедицией были обследованы строительные остатки и определены разрушения, произшедшие на памятнике после работ Дюбрюкса и Бларамберга. Разведочные раскопки на городище, проведенные Марти, затронули следующие элементы городища. Ю.Ю.Марти. разведочными ямами попытался найти место сочленения фундамента западной стены городища, тянущейся к соленому озеру, с остальными комплексами памятника. На территории самого городища были проведены тщательные разведки и собран многочисленный подъемный материал, в основном, фрагменты амфор первых веков н.э. и кухонная посуда. Разведочные раскопки на линии западной стены городища двух ограждений дали фрагменты амфорной тары и “черепки скифских сосудов”. В другом ограждении - в “башне” на северной стене Бларамберга - был выявлен культурный слой мощностью более 1 м и выявлено два культурных горизонта: слой античного времени был перекрыт напластованиями средневековья.

В 1947-1951 гг. на Киммерике были проведены исследования Киммерикской экспедиции, организованной Керченским государственным историко-археологическим музеем им. А.С.Пушкина совместно с Сектором античной археологии ИИМК АН СССР, при этом впервые исследование Киммерика было включено в план научной работы Сектора. Экспедицию возглавила И.Б.Зеест, отдельными работами на горе Опук руководила И.Т.Кругликова, участие в экспедиции приняли также Д.Б.Шелов и А.К.Коровина. Первый год исследований был посвящен в основном разведкам, сопоставлению сохранившихся строительных остатков с описаниями памятников П.А.Дюбрюкса, И.П.Бларамберга и Ю.Ю.Марти и разведочным раскопкам. Небольшие зачистки стен были проведены на городище Киммерик. В 1949 - 1950 годах экспедицией И.Б.Зеест были проведены начатые в 1947 - 1948 гг. раскопки на городище Киммерик. На “Змеином” холме были вскрыты нетронутые остатки жилого и хозяйственного комплекса II - III вв. н.э. террасообразной планировки, искусно вписанного в склон прибрежной скалы. Находка ступ, зернотерок, зерновых ям позволило И.Б.Зеест охарактеризовать этот комплекс как “мукодельную мастерскую”.

В 1950 - 1951 годах Киммерикской экспедицией у берегового обрыва восточнее “Змеиного” холма” был вскрыт частично разрушенный береговой абразией жилой комплекс из нескольких помещений (не менее 3-х) I - II вв.н.э. и несколько хозяйственных ям.

В 1989 году исследования на горе Опук и в ее окрестностях продолжила Южно-Боспорская экспедиция Института археологии АН СССР, а с 1995 года - Крымского филиала Института археологии Национальной Академии Наук Украины, которую возглавил Голенко В.К.

 

Источник описания: Отчет по теме «Выявление исследование и систематизация археологических памятников Крымского полуострова», Крымский филиал НАНУ, 2005 г., составитель В.К. Голенко.

 

Литература:

 

БларамберГ И.П. Замечания на некоторые места древней географии Тавриды // ЗООИД. 1848.Т.II.

ГайдукевиЧ В.Ф. Боспорское царство. М. - Л-д., 1949.

Голенко В.К. “Ошибка” Страбона и один спорный вопрос исторической географии Керченского полуострова // “Пилигримы Крыма. Осень 1999”. Т.2. Симферополь, 2000.

Голенко В.К., Горлов Ю.В., Усачева О.Н. Отчет о работах ЮБАЭ в 1990 г. Архив ИА НАН Украины. К.; Архив ИА РАН.

Голенко В.К., Клюкин А.А. Актуальные вопросы исторической географии черноморского побережья Керенского полуострова // Древности Боспора. Вып.8. М., 2005.

Дюбрюкс П. Описание развалин и следов древних городов и укреплений, некогда существовавших на европейском берегу Босфора Киммерийского, от входа в пролив близ Еникальского маяка до горы Опук включительно, при Черном море // ЗООИД. 1858. Т.IV.

Зеест И.Б. Разведки работы на Киммерике в 1947 г. Архив ИА РАН, дело Р-101.

Зеест И.Б. Отчет о работах в Киммерике в 1948 г. Архив ИА РАН, дело Р-221.

Зеест И.Б. Раскопки Киммерика в 1947-1948 гг.// ВДИ. 1949. № 3.

Зеест И.Б. Разведочные работы в Киммерике в 1949 г. // КСИИМК. 1949. Вып. XXVII.

Кругликова И.Т. Киммерик в свете археологических исследований 1947-1951 гг. // Боспорские города. Т. II. Симферополь., 1952.

Кругликова И.Т. Отчет о работах в Киммерике в 1951 г. Архив ИА РАН, дело Р-741.

Кругликова И.Т. Киммерик в свете археологических исследований 1947-1951 гг. // МИА. 1958. Вып. 85.

Кругликова И.Т. Боспор III - IV вв. н.э. в свете новых археологических исследований // КСИА. 1965. Вып. 103.

Кругликова И.Т. Боспор в позднеантичное время. М., 1966.

Кругликова И.Т. Сельское хозяйство Боспора. М., 1975.

Марти Ю.Ю. Городища Боспорского царства к югу от Керчи (Киммерик, Китей, Акра) //ИТОИАЭ. 1928. Вып. 2(59).

Паллас П.С. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Русского государства в 1793 - 1794 гг. М., 1999.

Gajdukevich V.F. Das Bosporanische Reich. Berlin - Amsterdam, 1971.