Главная

Археологическая карта Крыма

  RSS обновления   Главная   О проекте   Обратная связь  





Каменка.

 

Одно из самых крупных и представительных поседений эпохи средней бронзы Крыма было открыто в 1952 г. В.В.Веселовым. В.Ф.Гайдукевич говорил о возможности прямой связи его древних обитателей с догреческим населением Боспора и начал исследования здесь уже в следующем после открытия году. Исследования под руководством В.Д.Рыбаловой продолжены в 1956 - 1959 гг., а затем - в 1961 - 1962 и 1965 гг. археологическими экспедициями Ленинградского университета, Эрмитажа, Боспорской экспедицией (работы отдельного отряда) ИА АН СССР. В 1980 - 1985 гг. поселение исследуется экспедицией КИАМ. Всего за это время вскрыто более 3000 кв площади. В 1994 г. исследовано 206 кв территории памятника.

В последние десятилетия в результате работ болбшого отряда археологов - исследователей памятников бронзового века, были конкретизированы представления о развитии культур в период перехода от раннего бронзового века к среднему. Дальнейшее изучение памятников культуры многоваликозой керамики (далее - КМК) и каменских позволило установить значительное их различие и выделить каменские памятники в отдельный культурный тип [Братченко, 1985]. Яркие находки - роговые молоточковидные булавки, псалий, керамическая посуда и кремневые изделия "катакомбного типа", обнаруженные на поселениях, говорят об их большей древности, чем это предполагалось ранее [Колотухин, 1983; Кислый, 1983]. Очевидно, что самые ранние из памятников исследуемой группы - нижние сдои Каменки, Планерского, Слюсарезо и др. - можно синхронизировать со значительным периодом бытования катакомбных захоронений в степной части полуострова [Кислый, 1990]. Однако простое определение поселении каменского тиха как катакомбных [Тощев, 1990] вряд ли правомерно, так как это противоречит сложившимся в науке реалиям:

1) возможности выделения отдельных групп памяткаков эпохи бронзы с целью их изучения» прежде всего, при наличии самостоятельной линии развития представляемой ими материальной культуры, ограниченной территориально и хронологически; при этом, как правило, "за скобками" анализа остаются вопросы уровня "этнизирующих процессов" в представляемом памятниками населении,

2) если рассматривать проблему с точки зрения археологической культуры как отдельной группы населения, то и в этом случае культурная, территориальная и хронологическая дистрибуция основных групп "катакомбников" и "каменцев" позволяет выделить последних как одно целое - население в основном прибрежной и прилегающей к водоемам зоны, связанное по своему происхождению не только с "катакомбниками" и завершающее свою историю гораздо позже бытования "катакомбников". Характерное для этих мест обитания человека развитие рыболовства, земледелия, придомного и пастушеского скотоводства в данном случае закрепилось как традиция, хозяйственный уклад, обусловленный окружающей средой и историкокультуоными условиями жизнедеятельности.

Ситуация, когда для одной культуры известны преимущественно погребальные памятники - КМК а для другой - поселенческие - каменская культура [Тощев, 1994], относится и к дуальному сопоставлению "катакомбников" - "каменцев". Возможное обнаружение или необнаружение погребений явно относимых по типу к Каменке, решительным образом подход к проблеме не изменит.

Таковы основные положения, предваряющие сегодня новый этап работ на поселениях каменского типа.

В 1994 г. на Каменке раскопки проводились в северо-западной и центральной части поселения.

Раскоп I. Прирезка к участку 1984 г. выполнена в северную и северо-западную сторону площадью 56 кв.м. Это один из интереснейших участков поселения, закрытых от преобладающих северо-восточных ветров невысоким скалистым холмом, в значительной мере уничтоженный за последнее время перекопами и поздними наслоениями. Стратиграфия отложений дополняет наши представления формировании на Каменке первоначального поселения на участках, наиболее благоприятных для заселения, и расширении его границ на последую этапах. Под переотложенным слоем и дернном глубину до 0,5 - 1.0 м залегал верхний горизонт отложений - несколько полос подзолистого грунта. Нижний уровень этого горизонта отмечен  более плотными отложениями, насыщеными фрагментами лепной посуды, костями животвых  рыб; раковинами моллюсков и другими находками. Далее слой переходит в сгумусированные отложения, отделяющие нижний горизонт серого подзолистого  грунта толщиной до 0.3 - 0.4 м. Отметим, что на других участках поселения нижний и верхний горизонты разделены слоем пожарища.

Верхний горизонт представлен остатками разрушенных каменных жилищ, находками грузил из морской гальки с проточинами на гранях для привязывания, терочниками и пращевыми камнями из ракушечника, кремневыми наконечниками копий. У одного из очажных пятен обнаружена каменная зернотерка - фрагментированный лежак и целый курант ладьевидной формы.

Находки керамического материала в основной своей массе реконструируются как сосуды со сравнительно высоким отклоненным наружу венчиком и биконическим туловом и как сосуды с прямостоящим или отклоненным венчиком и раздутым туловом.

Нижний горизонт отложений. Отметим, что значительная часть индивидуальных находок - изделий из камня (шесть подокруглых терочников, два рыболовных грузила из морской гальки, пращевые камни) - оказалась сосредоточенной компактно на небольшой площади двух квадратов (1-2). Также обнаружены кремневый вкладыш серпа, костяные проколки, лощило для обработки поверхности сосудов двух типов - концевое на ребре животного и серповидное из лопаточной кости. Комплекс земледельческих орудий труда (кремневые вставки серпов, зернотерки и др.) дополняет находка рабочей части мотыги из длинной трубчатой кости животного.

|Керамика нижнего горизонта по форме и по качеству обработки поверхности ничем существенно не отличается от керамики верхнего горизонта. Несколько чаще встречаются небольшие по размерам сосуды с тщательной обработкой поверхности расчесамн или с ярко-красной поверхностью, получаемой при качественном обжиге. Особый интерес в нижних слоях представляют находки фрагментов керамики с подлощением. известным ранее только в верхних слоях. Среди таких находок - стенки сосудов с подлощением и "классической" орнаментацией веревочным штампом - двойной зигзаг под горизонтальным пояском. Сочетание в стиле керамической посуды верхнего и нижнем горизонтов как черт катакомбной культуры (особенно ее нижнедонских вариантов), так и черт, в дальнейшем находящих параллельное развитие в КМК. делает невозможным отнесение каменцких поселений только к одной из этих культур.

Раскоч II. Квадраты общей площадью 126 кв разбиты d 30 м к востоку от прирезок 1984 -1986 гг. и к югу от раскопа II (прирезка 1961 г.) у обрыва строительного карьера, вдоль его северной и западной гриниц. Охранные задачи раскопок в этом месте - исследование участков поселения, подвер-шющихся разрушению.

Стратиграфия свидетельствует об однослойностц: древних отложений: современный почвенный слой толщиной до 0,4 - 0,6 м. далее - серый подзолистый грунт, собственно культурный слой поселения, переходящий на глубине 1.3 - 1,6 м в древнюю погребенную почву и материк.

Строительные остатки представлены в основном отдельно лежащими камнями. Зафиксировано две стены жилища. Юго-западная - по выкладке в один- два камня, северо-восточная - по отдельно стощщим "на ребре" впущенным в материк камням. Следовательно, помещение было ориентировано углами по странам света, как это характерно в большинстве случаев для Каменки.

В двух метрах восточнее жилища размещалась печь-жаровня открытого типа для выпечки лепешек Площадка открытой формы, диаметром примерно 0,8 м неоднократно обмазывалась глиной с последующим заглаживанием и обжигом. По мере растрескивания обмазка возобновлялась, таким образом, прослежено три слоя твердого керамического покрытия на глубину до 15 см. В обмазке и подстилающем ее слое крупные куски камня, шамот. В средней части площадки - котлообразное углубление диаметром 0,4 и глубиной 0,2 м. Очевидно, огонь разжигался по всей площадке, а после ее прогрева раскаленные угли сгребались в углубление. Для удержания температурного режима разложенные на площадке лепешки и вся печь накрывались сверху слабовоспламеняющимся материалом. Аналогичное сооружение обнаружено при раскопках поселения в 1980 г.

Между описанным очагом и жилищем обнаружен фрагмент верхней части (курант) каменной зернотерки. Эта же территория отличается повышенным количеством находок круглых каменных терочников.

Основные типы лепных сосудов повторяют уже известные формы. Отметим среди посуды из раскопа II подлощенные горшки с резко отклоненным невысоким венчиком и раздутым туловом. Один из сосудов такого типа имел поверхность не подлощенную, а покрытую расчесами с последующим заглаживанием. По плечикам проходил рельефный, лепной валик в виде волны. Небольшой фрагмент дру­гого сосуда подобных пропорций имел достаточно своеобразное конструктивное дополнение - упор для крышки с внутренней стороны, немного ниже края венчика. На памятниках западного ареала распространения каменских поселений сосуды с такими приспособлениями пока не известны. Фрагмент неглубокой миски с 8-образным, выгнутым в верхней части бортиком также имеет наиболее четкие аналогии на Нижнем Дону.

В наборе изделий из камня - фрагменты сверленных топоров, округлые терочники из камня-ракушечника, рыболовные грузила преимущественно из морской гальки.

Серия изделий из костей животных с просверленными отверстиями открыта в одном горизонте культурных отложений, компактно в 1.5 м к югу от жилища. Особенно характерно изделие из кости ступни крупного парнокопытного, расколотой вдоль таким образом, что первоначально оставались острые торчащие шипы. Затем щипы затерты при испольовании изделия. В трех местах - по краям и в перндней части - сделаны отверстия диаметром 0,5 -0,7 см. на краях которых остались потертости от привязывания. Поверхность кости залощена в работе. Взаиморасположение отверстий, особенности в сработанности их краев заставляют думать, что предмет мог быть использован как псалий. Находка такого примитивного псалия в какой-то мере замыкает логическую цепь типов этих изделий. Известные для этого времени дисковидные с шипами псалии достаточно сложны в изготовлении, они быстро выходили из строя. Если полагать широкое употребление узды с псалиями в это время, то естественно также предположить использование примитивных приспособлений в качестве ограничителя капцуга. Ими могли быть поделки из дерева и кости, особенно если кость имела природную удобную форму -

Подобная целая кость животного с намеченной сверлиной имеет выровненную со стороны сверлины на абразиве поверхность. Возможно, что сверление кости не было закончено по той причине, что из-за естественных физиологических изгибов кости правильно разместить три отверстия сразу не удавалось. Далее поверхность решили заровнять, но прцесс не был доведен до конца.

Дорога позднеантичного времени расчищена сразу же под слоем дерна на площади квадрата 5. Другие участки этой же дороги, разбитые до состояния простой каменистой россыпи, встречены в раскопах 1980 и 1984 - 1985 гг. Исследованный в 1994 г. небольшой участок (2 х 5 кв) ограничен с южной стороны более крупными камнями (50 х 40 х 30 см), с северной стороны граница насыпи дороги не прослежена, дорога разбита, отдельные камни встречались на территории соседних квадратов. Само полотно дороги представляло собой обыкновенную щебеночную подсыпку. В слое подсыпки - фрагменты позднеантичных реберчатых амфор конца II - Ш вв.н.э., красноглиняных кувшинов и др. Наиболее четко датирующий материал боспорская монета Рискупорида III. В слое под дерном обнаружены поздние по времени железные кованые конские подковы.

Судя по направлению, дорога вела к переправам на Тамань, судя же по находкам, она использовать Достаточно долго. Отметим, что данный участок плато перед морской заплавой был в древности самым удобным для спуска, так как к северу местнось более всхолмленная, а к югу спуск более крутой, переходящий в обрывистый морской берег.

Таким образом, очевидно, что и во II тыс. до н.э. здесь был удобный спуск с плато к водным путям на Восток. Соответственно можно предполагать, что поселение Каменка представляло собой достаточно долго функционирующее в эпоху средней бронзы постоянное место жительства обитателей Керченского полуострова и временное пристанище переправляющихся из других поселений. Такое положение Каменки определяет синкретический и объединяющий характер ее культуры.

 

Источник описания: А.Е. Кислый. Исследование поселений Каменецкого типа в восточном Крыму.

//Археологические исследования в Крыму. 1994 год., Сиферополь 1997, с. 134-137.

 

Литература:

 

А.Е. Кислый. Исследование поселений Каменецкого типа в восточном Крыму.

//Археологические исследования в Крыму. 1994 год., Сиферополь 1997, с. 134-137.