Главная

Археологическая карта Крыма

  RSS обновления   Главная   О проекте   Обратная связь  





Фронтовое.

 

На памятнике, расположенном в 0,5 км на юго-восток от с. Фронтовое, зафиксировано четыре культурных слоя, которые залегают без заметных стерильных прослоек, однако цвет их изменяется от черного, местами черно-бурого до светло-желтого. Всего здесь зафиксировано около 25 тыс. находок.

Нижний (IV слой) представлен кремневыми изделиями, остатками фауны, раковинами улиток Helix. Почти ¾ кремней покрыто патиной. Нуклеусы составляют 5% кремней, в том числе плоских – 7,7%. В последующих же слоях стоянки процент нуклеусов от 0,8 до 1,3%, а уплощенных форм, типичных, по данным А. А. Формозова, для неолита Крыма, уже от 30 до 40%. Среди пластинчатых заготовок преобладают пластины и пластинки массивных очертаний, напоминающие верхнепалеолитические.

Из орудий отметим прежде всего серию геометрических микролитов, представленную восьмью трапециями и двумя треугольниками достаточно архаичных для Крыма форм. Такие изделия, по данным многих исследователей, являются руководящими и датирующими формами для мезолита и неолита Крыма. И в этом плане весьма важно, что именно в IV слое все геометрические микролиты обработаны притупляющей ретушью, характерной для мезолита Крыма. Здесь нет еще трапеций не только со струганной спинкой, но и с приостряющей ретушью. Именно обработка геометрических микролитов притупляющей ретушью характерна для мезолита Крыма. Без сочетания с другими видами ретуши (например, плоской состругивающей или приостряющей) такой прием обработки не отмечался ни на одном неолитическом или финально-мезолитическом памятнике Крыма. Эти виды ретуши зафиксированы в последующих к поверхности слоях. Среди скребков доминируют концевые формы на пластинах. Такие изделия, а также наличие пластинки с притупленным ретушью краем, близкой типу Граветт, свидетельствует о близости комплекса к верхнему палеолиту. В слое еще отсутствуют вкладыши кукрекского типа, только один экземпляр пластинки с выемкой, типичной для развитого мезолита и неолита Крыма. В целом типы орудий верхнепалеолитического облика еще составляют в слое значительный процент.

Флора и фауна также более близки к началу мезолитического времени, чем к его концу и тем более к неолиту. Все виды животных, зафиксированные здесь, известны в Крыму уже в палеолите. Не прослежены еще одомашненные виды. Отдельные раковины улиток – показатель того, что климат был уже достаточно теплым. Наиболее близкие этому слою находки из III слоя Фатьма-Коба. Кроме перечисленных черт сходства этих комплексов, которые уже приведены выше, рассмотрим перечень орудий. Здесь нет столь типичных для Крыма сегментов. В Фатьма-Коба они есть в подстилающем и перекрывающих слоях, во Фронтовом I – в перекрывающем. Ретушь трапеций и треугольников – крутая, притупляющая. Несколько больший процент треугольников в III слое Фатьма-Коба, возможно, отражает локальные особенности памятника. Процентные соотношения остальных типов орудий близки. Нет заметных отличий в обработке орудий, количестве заготовок и отходов. Все эти факты, а также сопоставление их с данными по другим территориям и с верхними слоями Фронтового I, позволяет датировать IV слой позднеазильским или тарденуазским временем.

III слой Фронтового I представлен более чем 12 тыс. находок, половину которых составляют кремневые изделия, в том числе нуклеусы и орудия. Почти 96% кремней имеют патину, что резко отличает этот слой от сопредельных. Пока для каменного века Крыма и других территорий не выработано четких хронологических рамок для заготовок орудий и нуклеусов. Вместе с тем большинство авторов начиная с К. С. Мережковского отмечают достаточно сильную стандартизацию, правильное огранение и изящество призматических пластинок в тарденуазское время в Крыму. Аналогичное явление прослежено и в III слое Фронтового I. Пластинки шириной от 0,7 до 1,2 см составляют 60% всех пластин, пластинок и микропластинок. Подавляющее большинство пластин и микропластинок имеют ширину всего на ±0,2 см отличающуюся от размеров пластинок.

Особенно прослеживается значение геометрических микролитов в III слое Фронтового I, где они представлены сериями из 132 трапеций, а также 42 сегментов, треугольников и прямоугольников. Для многих из этих типов в Крыму и на сопредельных территориях уже определены хронологические рамки. Остановимся прежде всего на технике вторичной обработки геометрических микролитов. Подавляющее большинство этих изделий обработано отжимной притупляющей и приостряющей ретушью, что характерно для тарденуазского времени в Крыму. Показательно и то, что в слое нет трапеций со струганной спинкой, которые типичны для неолита Крыма, а трапеции и сегменты, обработанные уплощающей ретушью, составляют здесь всего 0,4% кремневых орудий.

Существенными для относительной датировки III слоя являются и асимметричные трапеции с зубчиками, отмеченные во Фронтовом I только в этом комплексе находок. Согласно данным С. Н. Бибикова трапеции с подобным оформлением типичны именно для второй половины мезолита в Крыму и прослежены в тарденуазских слоях более десяти горнокрымских мезолитических стоянок и на других территориях. Основанием для датировки слоя тарденуазским временем, возможно, могут служить и асимметричные трапеции с вогнутой стороной. Они отмечены в количестве четырех экземпляров в III и одного экземпляра в IV слоях. Подавляющее большинство трапеций этого типа прослежено именно в тарденуазских памятниках Крыма и на других территориях Большого Средиземноморья, хотя они есть в единичных экземплярах и в других регионах. Эти изделия пока не зафиксированы нами до раннего тарденуаза и позднее раннего неолита.

В настоящее время для большинства типов сегментов еще не выработаны четкие хронологические рамки. Исключение составляют сегменты с дугой, обработанной уплощающей ретушью. Этот тип наряду с трапецией со струганой спинкой С. Н. Бибиков отнес к числу наиболее характерных для крымского неолита геометрических микролитов. Весьма показательно, что ни в IV, ни в III слоях Фронтового I подобные сегменты не прослежены. Это еще одно доказательство донеолитического времени III слоя.

Более 25% орудий со вторичной обработкой составляют скребки, несколько меньше пластинок с ретушью. Прослежены вкладыши кукрекского типа, пластинки с выемками и микровыемками, которые зафиксированы выразительными сериями в тарденуазское время на многих памятниках, хотя характерны и для неолита. Резцов несколько меньше 10%, причем среди них около 60% угловых, что характерно для второй половины мезолита в Крыму. Менее чем 5% составляют пластинки с притупленным скошенным ретушью краем и концом, острия и наконечники стрел. В целом пластинок больше, чем отщепов. Выделено шесть изделий из кости.

Отметим также зафиксированные в слое два кремневых склада (клада) и близкую к окружности выкладку из камней диаметром 3,2 х 3,5 м, интерпретируемую как остатки жилища типа чума. Из фаунистических остатков, относимых к диким формам, налицо лошадь, осел, зубр (бизон), джейран и олень, а из особей, по мнению И. Г. Пидопличко, с признаками одомашнивания, зафиксирован лишь бык.

Трудно найти близкие аналогии III слою стоянки Фронтовое I. В Крыму пока не известны тарденуазские комплексы, которые бы насчитывали несколько тысяч кремневых находок или хотя бы более 100 орудий. Исключение составляет стоянка Кукрек, однако находки из этого памятника отличаются от материалов Фронтового I, как, впрочем, и от большинства других крымских тарденуазских памятников. Слои же тарденуазского времени в горно-крымских стоянках мало насыщены находками, а в отдельных случаях даже вовсе не прослежены на памятниках с раннемезолитическими и неолитическими комплексами. Даже на такой стоянке, как Фатьма-Коба в двух тарденуазских слоях, выявлено всего 90 орудий. По данным С. Н. Бибикова и по нашим подсчетам, тарденуазские слои расположенного в 200 м от Фатьма-Коба навеса Шан-Коба (второй горизонт III слоя и II слой) имеют примерно такое же количество находок, как и тарденуазские слои Фатьма-Коба, и синхронны им. Около 100 орудий обнаружено в Мурзак-Коба. из них 14 трапеций и 6 сегментов. Нижний тарденуазский слой Алимовского навеса представлен 56 орудиями, а залегающий над ним позднетарденуазский или ранненеолитический слой – 33 орудиями. Между тем в тарденуазском слое Фронтового I выделено почти 1000 орудий, из них более 170 геометрических микролитов. Нижний слой Фронтового I представлен еще 50 орудиями. Количественное сравнение III слоя Фронтового I с горнокрымскими вряд ли даст достоверную картину. Вместе с тем весьма показательно наличие в горном Крыму комплексов азильского времени, насчитывающих многие сотни орудий и в то же время малая насыщенность находками тарденуазских горизонтов. В то же время на Керченском полуострове обнаружены такие памятники, как III слой Фронтового I и другие пункты, а в Северо-Западном Причерноморье – Гиржево.

Таким образом, на основании приведенных сопоставлений отдельных орудий, а также комплекса в целом, можно заключить, что наиболее близкими аналогиями для III слоя стоянки Фронтовое I будут находки из однослойного тарденуазского памятника, раскопанного в гроте Мурзак-Коба. Особенно важно то, что на этих памятниках совпадает техника обработки геометрических микролитов. Так, среди трапеций и сегментов, кроме притупляющей, уже значительное количество изделий обработано приостряющей, а отдельные экземпляры и уплощающей ретушью. Любопытно, что почти все основные группы орудий из Мурзак-Коба зафиксированы в III слое Фронтового I в десятикратном размере.

II слой Фронтового I представлен примерно 3 тыс. находок. Только около 20% кремневых изделий покрыто патиной. Это в 4,5 раза меньше, чем в предыдущем слое стоянки. Среди нуклеусов плоские составляют уже около 40%, что во много раз превышает их удельный вес в IV слое и указывает на близость к неолитическому времени. Резко возрастает количество отщепов и орудий, изготовленных из них, что характерно для конца мезолита.

По сравнению с предыдущим, тарденуазским слоем, заметны существенные изменения в технике обработки геометрических микролитов. Так, уплощающая ретушь наблюдается уже почти на ⅓ изделий. Много уже трапеций с уплощающей ретушью, которые являются прообразом трапеций со струганой спинкой, типичных для крымского неолита. Среди сегментов более ¼ составляют экземпляры с дугой, обработанной уплощающей ретушью, датируемые неолитом. Вместе с тем основная масса орудий остается еще такой же, как и в мезолите. Изменяются лишь некоторые процентные соотношения и степень совершенства заготовок. Керамики не зафиксировано, но учитывая специфические особенности крымских степей, можно предположить, что она не сохранилась. Среди фаунистических остатков с признаками одомашнивания налицо кости быка и отдельные кости козы или овцы.

Наиболее близким этому комплексу является верхний тарденуазский (или ранненеолитический) слой Алимовского навеса. Различия этих комплексов состоят в различном проценте геометрических микролитов (во Фронтовом I их процент ниже). Основные же группы орудий, а главное – соотношение типов ретуши геометрических микролитов – совпадают. Таким образом, есть основания датировать II слой Фронтового I переходным

I слой стоянки Фронтовое I представлен более чем 10 тыс. находок. Многие изделия близки мезолитическим. Эпохой неолита датируют слой трапеции со струганой спинкой и сегменты с дугой, обработанной уплощающей ретушью. Такие трапеции составляют 11,9% всех трапеций, а сегменты – более 40%.

В слое меняются соотношения кремневых изделий, типы которых зачастую те же, что и в IVII слоях. Возрастает процент скребков, уменьшается количество пластинок с выемками и других изделий. Наряду с уменьшением процента отщепов и отходов производства, резко уменьшается количество пластинок.

В этом слое выявлено наибольшее для Крыма количество неолитической керамики. Керамика разделена на два основных типа по двум взаимно связанным признакам – составу теста и орнаментике, а также до некоторой меры и по форме сосудов, которые определены в основном по аналогиям на других территориях.

Первый тип керамики, к которому отнесено около 380 обломков, характерен небольшими углублениями (или ямками-пустотами) от выгоревших растительных примесей, по мнению большинства специалистов, знакомых с аналогичными образцами, или разрушившихся обломков толченой ракушки, по мнению Д. Я. Телегина. Этот тип можно в свою очередь подразделить на два подтипа.

К первому подтипу (около 330 фрагментов) принадлежат небольшие, но плотные по консистенции фрагменты. Обжиг их среднего качества, о чем свидетельствует более светлая лицевая часть по сравнению с тыльной. Поверхность фрагментов коричневого цвета.

Подавляющее большинство обломков имеет с обеих сторон хорошо выраженные углубления от выгоревших растительных остатков. Кроме этих углублений от примесей в тесте заметно небольшое количество толченой ракушки. Фрагменты достаточно легкие, что обычно для керамики с выгоревшими растительными примесями, но несколько тяжелее, чем образцы с некоторых кавказских памятников, например с хутора Веселого. Венчики сосудов почти прямые, лишь с незначительным отгибом наружу. Большинство днищ – округлые. В коллекции имеется несколько фрагментов керамики, которые следует рассматривать как обломки плоских днищ, однако с известной долей условности, поскольку ярко выраженных соединительных частей между донными подразделениями и стенками не обнаружено. Ориентировочный диаметр сосудов первого подтипа из Фронтового I – около 23 – 28 см, высота – 20 – 25 см.

Второй подтип представлен около 50 обломками. Они более плотные, чем фрагменты керамики первого подтипа. Обжиг хороший, о чем свидетельствует однообразный темно-коричневый цвет фрагментов, который одинаков как в изломе, так и на лицевой и внутренней частях обломков. Этот подтип имеет менее выраженные углубления от выгоревших растительных примесей. Кроме того, в отличие от керамики первого подтипа в тесте прослежены незначительные примеси мелкого кварцевого песка и шамота. Венчики сосудов прямые с незначительным сгибом внутрь изделия. Днища сосудов плоские. Ориентировочный диаметр сосуда по венчику – 18 – 20 см, диаметр донной части – 10 – 12 см, высота – 13 – 15 см . На крупном фрагменте сосуда этого подтипа, являющегося обломком венчика и стенки, отмечен примитивный орнамент. Он состоит из расположенных на уровне от 0,6 до 2,8 см верха сосуда пяти горизонтально прочерченных борозд, расположенных почти параллельно. Углублены они не более чем на 1 – 2 мм. На уровне 2,5 и 3 см от верха сосуда прослежено два овальных вдавления.

Второй тип керамики представлен 22 обломками. Это наиболее плотные и тяжелые фрагменты из всех перечисленных образцов. Обжиг керамики хороший. Тесто обломков имеет хорошо выраженные крупные примеси толченой ракушки, а ряд фрагментов – значительные примеси кварцевого песка. Венчики сосудов керамики незначительно отогнуты наружу. В 0,8 – 0,9 см от самого края на наружной поверхности имеется наплыв или утолщение венчика на 0,2 – 0,3 см. Днища сосудов, судя по аналогиям, по-видимому, были плоские. Об этом же свидетельствуют и находки совершенно плоских обломков, которые могли быть фрагментами днищ. Не исключено и острое дно. Ориентировочный диаметр сосуда по венчику – 17 – 19 см. Вся наружная поверхность сосудов скорее всего была покрыта ямочно-гребенчатым орнаментом. По верхней части венчика нанесены почти вертикальные оттиски штампа, состоящего из 4 – 5 зубцов. По нижней части наплыва эти оттиски расположены под углом около 75°. В средней части сосуда наблюдается чередование косо направленных гребенчатых оттисков с параллельными их рядами. Один из фрагментов со значительными примесями кварцевого песка орнаментирован вертикальными гребенчатыми оттисками, состоящими из 4 – 5 зубцов. Эти оттиски ограничены двумя горизонтальными параллельными ямочными наколами, расположенными на расстоянии 1 см друг от друга. В придонной части отмечены только вертикальные оттиски из 4 – 5 зубцов, расположенных елочкой.

В целом фрагменты керамики не дают оснований выделить какие-либо строго определенные формы сосудов. Несмотря на это, характер теста керамики первого типа и выразительность орнамента на сосудах второго типа позволяют сопоставлять их с поздними в пределах неолита образцами из горного Крыма, юга материковой Украины и Северного Кавказа.

Датировка всего комплекса находок из I слоя представляет определенную сложность в связи с тем, что в нем прослежены элементы многочисленных культурных влияний. Количество и основные формы кремневых орудий, обнаруженных здесь и в верхних слоях Фатьма-Коба и Шан-Коба, достаточно близки. Исключение составляют лишь, пожалуй, вкладыши кукрекского типа, которых больше во Фронтовом I, а также треугольники, которых больше в Шан-Коба и Фатьма-Коба.

Различна на этих памятниках и керамика. Это может свидетельствовать о том, что развитые неолитические комплексы Крыма уже испытывали многосторонние влияния, однако, видимо, сумели сохранить свой местный кремневый инвентарь, генетические корни которого находятся уже в ранних поселениях. Возможны и кавказские связи, о чем свидетельствует скребок из обсидиана. В целом I слой соответствует понятию лесостепного неолита охотничье-собирательского типа. Появление одомашненных видов скота свидетельствует о зарождении воспроизводящего хозяйства.

 

Источник описания: Мацкевой Л.Г. Мезолит и неолит Восточного Крыма. К., 1977.