Главная

Археологическая карта Крыма

  RSS обновления   Главная   О проекте   Обратная связь  





Харакс.

 

Римская крепость, находится на южном из трех скалистых выступов приморской вершины мыса Ай-Тодор (высотой до 72 м), имеющего общий наклон к северу на 20-40о. Делится на две части - южное верхнее приморское, относительно ровное, плато с постройками, обнесенное оборонительной стеной, ниже которой на 60 м к северу по склону расположена наружная линия обороны. Расположен в 7 км к юго-западу от Ялты, на территории санаториев «Днепр» и «Жемчужина», а также – Ай-Тодорского маяка гидрографической службы Черноморского флота.

Исторический регион: один из крупнейших центров римского военного присутствия в Таврике, центр которого располагался в Херсонесе. Этно-культурная принадлежность памятника: римская военная крепость, в составе военнослужащих были и фракийцы. Айтодорский могильник второй половины IIIIV вв. н.э. оставлен, очевидно, готами.

Хронология: шестидесятые – восьмидесятые (?) годы I в н.э.; двадцатые годы II – середина (или 30-е гг.)  III в. н.э.

Площадь памятника различными авторами определяется от 4,5 га до 6 га. Верхнее плато с крепостью, площадью 1,5 – 2 га, и незастроенная территория между верхней и нижней (наружной) оборонительными стенами

Площадь исследованной территории точно не известна. Свыше 2000 м2 в крепости на верхнем плато и около 1000 м2 между линиями обороны. Раскопы послереволюционных исследователей часто попадали в великокняжеские.

Сама крепость в переделах внутренней оборонительной линии, очевидно с регулярной застройкой, и незастроенное пространство (убежище ?) между внутренней и внешней оборонительными стенами.

До сих пор нет единого мнения даже о конфигурации нижней оборонительной стены. Еще недавно считалось, что она состояла из двух обращенных наружу дуг, соединенных около центральной части или представляла собой «полуциркульную» форму с прогибом в середине. Сейчас опубликована иная точка зрения, представляющаяся аргументированной (В.И. и Н.Г. Новиченковы), но не подтверждена археологически. По ней линия нижней оборонительной стены не являлась полуокружностью, а имела подобие многоугольника, наподобие трапеции, где фланги крепостного полигона были прямыми, сходящимися под углом 110о. Центральный же участок имел два излома, обращенных внутрь крепости для флангового (с запада) продольного (анфиладного) прострела. О точном количестве и вообще о наличии башен  сведения противоречивы, сейчас они не прослеживаются даже в рельефе. По описаниям их было две, и они находились около центральных и северо-восточных ворот с внутренней стороны стены. Не вполне понятна и информация о воротах. Считается, что их было трое, в центре - шириной  3 м, в юго-восточном фланге - 2,5 м, и несохранившиеся - с северо-западной стороны. Одни исследователи считают, что главными были северо-западные ворота, другие – центральные (северные).

За пределами обороны недалеко от этих ворот в 1907 г. были открыто два святилище, о планировке или структуре которого не сохранилось сведений. Среди нагромождений камней обнаружены известняковые алтари с посвящениями богам от бенефициариев и фрагментированные мраморные вотивные рельефы фракийского круга.

Другое римско-фракийское святилище, раскопки которого не проводились, располагалось, возможно, за северо-западными воротами. Находки здесь трех рельефов позволили связать его с почитанием культа Артемиды. Материалы из этих культовых памятников издал М.И. Ростовцев.

Длина древней нижней линии обороны составляла 550 м. До семидесятых годов она прослеживалась на расстояние до 430 м. Не везде эта стена одинаковой толщины, структуры  и характера кладки. Центральная часть на протяжении около 60 м двухпанцираная трехслойная (с забутовкой из бута на глине), трапециевидная в разрезе, общей шириной у основания от 4, 6 до 6 м,  Наружный панцирь, сохранившийся на высоту до 3,5 м, шириной внизу до 1,5 м, по большей части сложен из крупных подпрямоугольной формы известняковых валунов, уложенных постелисто. Внутренний панцирь, высотой до 2 м, шириной около 1 м, сложен из более мелких и разных по размерам камней. Долгое время думали, что «циклопическая», «мегалитическая» кладка осталась от более раннего таврского убежища и была использована римлянами. Исследование раствора и структуры стены, проведенное в 1965 г. Л.В. Фирсовым, позволило опровергнуть эти представления. Достоверность реконструкции К.К. Орловым наклонной нижней части этого участка фортификационной линии в качестве противотаранного пояса в последнее время поставлена под сомнение В.И. и Н.Г. Новиченковыми.  С западной стороны центральной части стена представляла собой подобие вала, облицованного камнем. На западном фланге внешней обороны кладка трехслойная, толщиной до 2,2 – 2,4 м, состоит из двух вертикальных панцирей, сложенных из более мелких и разных по форме камней с забутовкой между ними из бута на глине.

Пространство между нижней и верхней линиями обороны не застроено. Здесь К.К. Орловым обнаружен только один, частично исследованный, но неопубликованный, нимфей (второй). Внутренняя  стена охватывала полукружьем (длиной 380 м)  верхнее плато городища и отстоит от нижней примерно на 60 м.  Она, как и верхняя, разной толщины и структуры. В ней, возможно, были двое ворот с юго-запада и с юго-востока, Лучше всего сохранилась, как и внизу, средняя (северная) часть, длиной около 180 м, еще не подвергшаяся археологическому исследованию. Представляет собой задернованный и заросший кустарниками и можжевельником вал, высотой до 3 м, на котором в 60-е гг. прослеживались остатки двухпанцирной кладки с забутовкой внутри. Юго-западную часть обороны, длиной 90 м, на рубеже XiXXX вв. исследовал М.И. Ростовцев. Установил отсутствие башен и рва, наличие ворот, двухпанцирную конструкцию и ширину стены (5,5 м). Раскопки В.Д. Блаватского 50-х гг. на другом участке зафиксировали трехслойную структуру стены из крупного бута на глине, толщиной  до 3 м и высотой до 2 м. Этот же участок в конце 70-х – начале 80-х гг. исследовал К.К. Орлов. Он пришел к выводу, что внутренняя стена, по большей части, являлась облицованным камнем валом с боевыми площадками сверху, поднимающимися террасами к наружному краю. С внутренней стороны к стене примыкала застройка, отдельные помещения были встроены в нее.

Верхнее плато городища имело, судя по замечаниям Ф.А. Виноградова, изданным в 1910 г., регулярную урбанистическую планировку, основой которой служили две улицы, одна из которых шла вдоль внутренней оборонительной стены, а другая пересекала городище с севера на юг. До наших дней сохранились только остатки архитектурного комплекса терм. Они расположены вдоль морского берега на вершине Ай-Тодорского мыса и представляют собой два ряда помещений, по четыре в каждом, общими размерами  24,65 м (Ю-З – С-В) х 14,85 м (С-ЗЮ-В). Стены, толщиной 0,75 – 1,00, м сложены на известняковом растворе в технике opus mixtum. Некогда на них была расписной цветной штукатуркой. Собственно термами считается южный ряд помещений, северный – палестрой или военным клубом. Во внутренних стенах трех помещений южного ряда имеются арочные перекрытия. Топочная камера располагалась к юго-западу от южного ряда здания и соединялась с ним также арочным проемом в стене. Ряд помещений  оборудован гипокаустом. 

К северо-западу от терм раскопан юго-западный угол еще одного строительного комплекса из нескольких крупных помещений. С северо-востока, со стороны переулка, здание имело портик длиной 22 м. В целом назначение сооружения интерпретируется, как палестра или принципия (В.М. Зубарь).

В юго-западной части цитадели в верхней оборонительной стене находится нимфей, представляющий собой прямоугольную в плане цистерну, площадью 9,0 х 7,7 м, сохранившейся на высоту стены (2,55 м), построенной над скалой. Нимфей ориентирован по продольной оси С-В – Ю-З, в соответствии с направлением обороны. С юго-восточной стороны нимфея в него вела лестница, с других сторон были уступы. Стены сложены из щебня, покрытого двумя слоями цемянки. В северо-восточной части был слив для чистки резервуара. Вода в крепость, лишенную ее источников, поступала с подножья г. Ай-Петри по водопроводу из глиняных труб, отдельные участки которого были обнаружены.

Значительная часть культурного слоя верхнего плато с крепостью уничтожена при раскопках А.М. Романова, при сооружении построек великокняжеских имений «Харакс» и «Жемчужина» и современных  санаториев «Днепр» и «Жемчужина», при прокладке коммуникаций, нивелировочных работах  и строительстве маяка (начиная с 1865 г.), позднее «обросшего» вспомогательными жилыми и хозяйственными зданиями. На территории незастроенной части памятника находится реликтовая роща древовидного можжевельника и растут кустарники. Центральная часть нижней оборонительной стены (с «циклопической» кладкой), длиной около 60, хорошей сохранности. Западный и особенно восточный участок сохранились очень плохо. Последний на протяжении 90 м был полностью разрушен без предварительного исследования в конце семидесятых гг. XX в. в ходе строительства корпуса № 1 санатория «Жемчужина». На сохранившемся его участке поверх древних строительных остатков стоят три постройки санатория «Жемчужина». Полностью разрушен на протяжении 80 м и юго-западный фланг верхней линии обороны.

Харакс упоминает только Клавдий Птолемей в середине II в. н.э. (Ptol., III, 6,2). В 1899 г. отождествлен с городищем на мысе Ай-Тодор В.В. Латышевым.

Первый план и описание руин городища составил П.И. Кеппен, опубликовавший их в 1837 г. Первые любительские раскопки провел граф Шувалов в 1849 г. Материалы остались неизданными. От  1873 г. сохранилось описание городища В.Х. Кондараки. Полевые исследования начал с 1896 г. Великий князь Александр Михайлович. С 1907 г. по 1911 гг. они приобрели регулярный систематический характер. Начиная с 1901 г. периодическое наблюдение за работами, публикацию важнейших открытий и их интерпретацию осуществлял М.И. Ростовцев. В этот период были открыты все ныне известные основные архитектурные сооружения Харакса. М.И. Ростовцевым поддержана и дополнительно аргументирована локализация Харакса Птолемея, определены общая хронология крепости (I –середина III вв. н.э.),  наименования расквартированных воинских частей (Равенская эскадра для I в. н.э., вексиляции XI Клавдиева и I Италийского легионов (и др.) для IIIII вв.),  этнический и количественный состав гарнизона (около 500 солдат): опубликованы план-схемы городища и др.

Наблюдения относительно топографии памятника, контуров и характера оборонительной системы  в 1930 г. сделал В.Н. Дьяков и издал новые планы. Полевые исследования были возобновлены в 1931 г. и проводились в 1931, 1932 и 1935 гг. под руководством В.Д. Блаватского. Были проведены исследования участков обеих оборонительных стен и территории между ними, расчищены великокняжеские раскопы с термами и нимфеем. Проведены их архитектурные обмеры. На северо-восточном склоне мыса, за пределами городища, открыт могильник IIIIV вв. Тогда же  Е.В. Веймарном был выполнен новый план городища. В 1963 г. топографические работы и небольшие зондажи на северной фортификационной стене провела Крымская экспедиция ИА АН Украины, результаты которых отражены в статье Л.В. Фирсова (см. ниже). В 1977 – 1985 гг. раскопки проводились Южнобережной экспедицией ИА АН Украины и Ялтинского музея (нач. К.К. Орлов). Проведены зачистки оборонительных стен и раскопки в «цитадели», доследованы термы и прилегающая к ним постройка, открыт второй нимфей, остатки водопровода, возобновлено исследование позднеантичного некрополя за городищем. Датировано сооружение обеих линий обороны и терм временем не ранее II в. н.э., сделана инструментальная съемка местности, однако, не лишенная погрешностей. Чрезвычайно важен и обнаруженный материал, особенно расписная штукатурка стен терм и фрагменты галечной мозаики с геометрическим узором с их пола, легионные клейма и обломки мраморной плиты с рельефами и латинской надписью 166/167 гг. (Зубарь, 2000).

Важнейшие находки и место хранения коллекции: Лапидарные эпиграфические памятники, среди которых надписи на латинском языке, содержащие посвящения Юпитеру Лучшему Величайшему, богам Манам, надпись на рельефе с изображением фракийскому всаднику, группа надписей, хранящихся в Ялтинском музее, надгробие с латинской эпитафией; вотивные рельефы с изображением Всадника, Митры, Диониса, Артемиды и др.; кирпичи и черепица с легионными клеймами; многочисленные находки монет; обломки расписной штукатурки; галечной мозаики с геометрическим орнаментом; комплексы керамики и стекла.

Коллекция Великого князя Александра Михайловича хранилась в Ялтинском музее, но во время Великой Отечественной Войны частично пропала. Археологические материалы с городища хранятся в ГИМ, ГМИИ, ИА НАН Украины, Ялтинском музее.

В 80-е годы XX вв. Крымским отделом Укр. НИИ реставрации проведена реставрация терм и прилегающих к ним остатков здания палестры или принципии (?) (автор проекта О.И. Сергеева).

Государственный учетный номер:  494-Н; отдельно римские термы: 500

 

 

Источник описания: Отчет по теме «Выявление исследование и систематизация археологических памятников Крымского полуострова», Крымский филиал НАНУ, 2005 г., составитель С.Б. Ланцов

 

 

Литература:

 

Античные государства Северного Причерноморья // Археология СССР. – М., 1984.

Бертье-Делагард А.Л. Случайная находка древностей близ Ялты // ЗООИД, 1907, 27.

Всеобщая история архитектуры. – М., 1948, т. 2. кн. 2.

Блаватский В.Д. Раскопки Харакса в 1931, 1932 и 1935 гг. // ВДИ, 1938, № 2 (3). Блаватский В.Д. Харакс // МИА, 1951, № 19.

Блаватский В.Д. О римских войсках на Таврическом полуострове в I в. н.э. // Античная археология и история, - М., 1985.

Виноградов Ф.А. Римские развалины на Ай-Тодоре // Гермес, 1910, № 2.

Дьяков В.Н. Древности Ай-Тодора // сборник трудов Алупкинского историко-бытового музея. - Ялта, 1930, I.

Дьяков В.Н. Таврику в эпоху римской оккупации // Ученые записки МГПИ, т. 28, вып. 1.

Зубарь В.М. Римская крепость Харакс // Stratum plus, 2000, № 4. Кеппен П.О. О древностях южного берега Крыма и гор Таврических. – СПб., 1837.

Кондараки В.Х. Универсальное описание Крыма. – Николаев, 1873, часть 1.

Новиченков В.И., Новиченкова Н.Г. О нижней оборонительной стене римской крепости Харакс // МАИЭТ, 2002, IX.

Орлов К.К. Ай-Тодорский некрополь // Материалы по этнической истории Крыма VII в. до н.э. -  VII в. н.э.. – Киев, 1987.

Орлов К.К. Архитектурные комплексы Харакса // Архитектурно-археологические исследования в Крыму. – Киев, 1988.

Розанова Н.П. Эпиграфические памятники Ялтинского музея // ВДИ, 1951, № 1.

Ростовцев М.И. Римские гарнизоны на Таврическом полуострове и Ай-Тодорская крепость // ЖМНП, 1900, март.

Ростовцев М.И. Святилище фракийских богов и надписи бенефициариев в Ай-Тодоре // ИАК, 1911, вып. 42.

Соломоник Э.И. Две случайные эпиграфические находки в Крыму // НЭ. - 1965. - Т. V.

Соломоник Э.И. Латинські написи з Ялтинського музею // Археологія, 1978, 27.

Соломоник Э.И.. Латинские надписи Херсонеса Таврического.  -  М., 1983.

Соломоник Э.И. Древние надписи Крыма. - К., 1988.

Фирсов Л.В. Известковый вяжущий раствор в оборонительных стенах Харакса (Крым) // СА, 1975, № 1. IosPE, I2, №№ 674 – 683, с. 508 – 514.

Rostovzev M. Romische Besatzungen in der Krim und das Kastell Charax // Klio, 1902, II, I, p. 80 – 95.